Главная Оленеостровский могильник Баренцева моря
Введение
История исследования
Стратиграфия
Погребения
Инвентарь
Антропология
Анализы

Реконструкция погребальных сооружений и элементов погребального обряда.

1. Гробовища. Гробовища в погребениях 15, 16(4 шт.), 17-4, 19(5 шт.) весьма напоминают лодки или сани-кережки. Доказать ни то, ни другое невозможно, поскольку лодки и кережки имеют много общего. В могильнике гробовища фиксируются по тончайшему древесному тлену и отдельным фрагментам дерева (расчистка которых требует большого искусства и навыков) и многие их детали просто не сохранились. Однако есть признаки говорящие в пользу лодок. Это смоление стыка между гробовищем и крышкой, и, особенно, смоление некоторых участков и сучков на днище, причем, с внешней стороны. При волочении кережки выступающие наружу сгустки смолы были бы сорваны, не говоря уже о том, что герметизация сучков в корпусе необходима только при плавании. Косвенным свидетельством в пользу лодок является также положение погребенных головой в нос лодки. В известных погребениях в кережках умершие помещены головой в корме.

Возможно и компромиссное решение: гробовища с покойниками волочили по суше, затем герметизировали составом на основе смолы и переправляли на буксире через морской пролив на остров к месту погребения.

Вероятнее всего, лодки-гробовища были специально изготовлены для погребальной процедуры по технологии изготовления настоящих лодок. Они вряд ли соответствуют настоящим лодкам для плавания по морю из-за своей недостаточной длины. В то же время, они значительно больше, чем этнографически известные сани-кережки и тоббоганы северных народов.

Судя по остаткам, корпуса лодок были сделаны из тонких деревянных досок и, может быть, просмолены. Несомненные элементы внутреннего каркаса лодки (шпангоуты и бимсы) зафиксированы только в погребении 15, однако не исключено, что лодки 15 и 16-4 конструктивно отличались от остальных. Важно было бы установить, каким образом доски корпуса скреплялись между собой, но для этого нет данных. По замазке из смолы и затеку на ней в погребении 19-4 устанавливается толщина доски днища не менее 1.6 см и ширина не менее 6 см. Лодки 19-3 и 19-4 имели форштевни, выступающие за нос вверх не менее, чем на 18 см (19-3). Не исключено, что форштевни имели какое-то оформление (кость над форштевнем в 19-4). Лодка в погребении 15 также имела форштевень, судя по остаткам дерева к северу от её носа и по аналогии с 19-3 и 19-4.

2. Крышки. Все лодки в погребениях 16 и 19 были накрыты деревянными крышками. Форма крышки в плане соответствовала обводам корпуса лодки, а стык крышки с бортами герметизировался смолой. В 19-2, 19-3 и 19-4 крышки сохранились целиком, в 16-3 и 19-1 - частично. В этих погребениях материковый песок засыпался под крышки еще до их разрушения. В 16-3 хорошо видно, что выпуклая часть крышки над черепом переходит в разрушенную часть, лежащую на костяке. Таким образом, первые снизу перекрытия остальных лодок погребения 16 должны быть интерпретированы как остатки провалившихся крышек.

3. Погребения 13 и 18. Аналогичные гробовища, видимо, представляли собой и конструкции в погребениях 13 и 18. Причем в погребении 13 из-за яйцеобразного дна могильной ямы и близости её к древней дневной поверхности перекрытия не сохранились над черепом и костями стоп. Не исключено, что костяк в погребении № 14 был накрыт крышкой типа перевернутой лодки, поскольку дерево-органическая масса находилась над ним и вертикально по его бокам (сам костяк лежал прямо на материковом песке).

4. Смола. Смола, сохранившаяся в виде пластин, располагавшихся по периметру лодок в погребениях 16-1, 16-2, 16-3, 19-2, 19-3, 19-4, 19-5, видимо, герметизировала стык между бортами и нижними краями крышек. (Необходимо отметить, что на чертежах зафиксированы только крупные фрагменты этих пластин - в реальности было ещё множество мелких по контуру лодок). Причем вдоль бортов снаружи на смолу были закреплены планки, на которые упирались края крышек. Последнее предположение объясняет Т-образный профиль смоляных пластин и отпечатки дерева на всех их плоскостях. Кроме того, судя по отпечаткам на смоле, лодка-гробовище 19-4 была обтянута шнурами в двух местах, напротив верхних эпифизов бедренных костей и верхних эпифизов плечевых костей.

5. Лодки-гробовища. Таким образом можно заключить, что большая часть исследованных нами погребений была совершена в специально изготовленных лодках-гробовищах. Причем, сделаны лодки-гробовища достаточно тщательно с очевидной заботой об их герметичности (замазка смолой сучков в досках, ряда швов и стыков между крышками и бортами). Вероятнее всего, лодки-гробовища служили не только для погребения, но и для транспортировки умерших, которых помещали в лежачем положении на дно лодок. Наиболее вероятно, что погребенных в могильнике смерть настигала не на острове, а на материке, в пределах более или менее обширной округи, и поэтому умерших необходимо было транспортировать по суше и по морю, чтобы добраться до места погребения.

6. Могильные ямы. Глубина могильных ям 0.2-0.5 м от древней дневной поверхности. Погребения в коллективных "склепах" 16, 17, 19 были совершены в отдельных могильных ямах и не одновременно (исключая 17-4 с 17-5). Могильные ямы как бы прикапывались одна к другой, не нарушая друг друга. В пользу этого говорят разные глубина и длина соседних индивидуальных могильных ям, иногда расхождения в ориентировке, а между 17-3 и 17-4 есть и незначительная материковая перегородка. Костяк 17-5 грудного младенца был заключен, скорее всего, в колоду, которая была вложена в лодку погребения 17-4.

Погребения 19-3 и 19-4 занимают особое место: для них была устроена общая могильная яма с поперечным настилом на дне и укреплением стенок (продольных - 1-2 бревнами, поперечных - вертикально стоявшими досками, на которые опиралось перекрытие камеры).

О соотношении костяков 17-2 и 17-3 (женщина и подросток) трудно сделать определенное заключение. Вполне возможно, что они были захоронены вместе в общей деревянной конструкции, от которой остался продольный деревянный настил на дне могильной ямы и такое же перекрытие. Однако, поскольку эти настил и перекрытие все-таки имели небольшой разрыв между погребениями, то не исключено, что эти погребения были совершены раздельно, а, учитывая конструкции других погребений могильника, нельзя исключить, что и здесь были своего рода гробовища.

7. Последовательность погребений. Последовательность совершения погребений в коллективных "склепах" устанавливается лишь предположительно. Наибольшее количество данных для этого зафиксировано в погребении 19. Первым было совершено погребение 19-3 (вместе с новорожденным или плодом), а затем 19-4, что обосновывается участком настила из-под лодки-гробовища 19-4, который загибался вертикально вверх по правому борту лодки-гробовища 19-3. Причем могильная яма была устроена сразу для двух погребений. Позже к этой паре погребенных с севера, выше и со смещением к западу было приложено погребение мужчины 19-2. А затем были устроены погребение женщины 19-1, севернее, выше и со смещением к западу от погребения 19-2, и погребение ребенка 19-5, на перекрытии 19-2.

Для погребения 17 наиболее вероятной выглядит следующая последовательность. Сначала были совершены погребения 17-2 и 17-3 (женщина и подросток) в общей могильной яме и, возможно, в общей деревянной конструкции. Затем к югу и выше было приложено погребение мужчины 17-1 и к северу погребение мужчины с младенцем 17-4 и 17-5.

Последовательность погребений в "склепе" 16 неясна.

В целом, очевидно, что в период совершения раскопанных нами погребений все они еще не подверглись заметным разрушениям, хорошо читались с поверхности и об их сохранности проявляли заботу, поскольку нами не зафиксировано ни одного случая повреждения одного погребения другим. Немногочисленные случаи перекрывания деталей соседних погребений выглядят скорее как последовательность их разрушения, а не упокоения.

8. Перекрытия могильных ям. Почти все могильные ямы были перекрыты досками или жердями примерно на уровне древней дневной поверхности.

Погребения 17-1, 17-2, 17-3 имели общее перекрытие из досок в два наката, опиравшееся на края могильной ямы: нижний поперек костяков, верхний - вдоль. Реконструкция первоначального уровня этого перекрытия надежно базируется на положении вертикально стоявшего правого колена костяка 17-1: при обрушении верхний накат, слегка прогнувшись, "завис" на колене, а нижний разломился о колено и опустился на костяк. Уровень колена как раз соответствует поверхности залегания камней обкладки.

Всё коллективное погребение 16 также имело перекрытие из досок в один накат, опиравшееся на края могильной ямы и ориентированное вдоль костяков. Его фрагменты сохранились лучше всего над погребением 16-2, а над остальными оно представлено отдельными плашками.

В коллективном погребении 19 все могильные ямы были продольно перекрыты досками. Причем в 19-2, 19-3 и 19-4 перекрытия, видимо, опирались на вертикально стоявшие доски, которые укрепляли торцовые стенки могильных ям. После помещения на перекрытие над 19-2 детского погребения 19-5 вся северная половина "склепа" была еще раз перекрыта (над 19-1 и 19-2 с 19-5).

В погребении 17-4 перекрытие могильной ямы сохранилось почти целиком: доски ориентированы по оси погребения, северный край прогнулся в могильную яму и частично здесь сломался.

Погребение 14 имело какое-то перекрытие, судя по коричневым прослойкам в разрезе, но оно сильно пострадало при оползании грунта в карьер (раскоп Шмидта ?) и в плане не фиксировалось.

Ряды отдельных параллельных плашек по южному краю погребений 16-4, 17-1 и 17-4, расположенные на уровне перекрытий могильной ямы, видимо, являются остатками жердей, которые на некотором расстоянии друг от друга перекрывали погребения поперек. Скорее всего, эти жерди перекрывали общую могильную яму для погребений 17-1, 17-2 и 17-3, а также общую могильную яму для коллективного погребения 16.

9. Засыпка. Могильные ямы в древности не были засыпаны. В пользу этого заключения свидетельствуют, во-первых, характер деформации перекрытий, во-вторых, стенки могильных ям, в-третьих, характер разрушения лодок-гробовищ.
1) В погребениях 17-1, 17-2 и 17-3 перекрытия опустились на костяки. В 17-4 перекрытие прогнулось и частично проломилось внутрь могильной ямы. В 16 развалилось и легло на лодки-гробовища. В 19 перекрытия большей частью разрушились и опустились на лодки-гробовища, но между южной стенкой могильной ямы и погребением 19-4 сохранилась часть перекрытия, которая опустилась на уровень крышки 19-4.
2) Характерно, что стенки могильных ям крайне плохо читаются или не читаются вообще. Это объясняется тем, что в рыхлом материковом песке они быстро осыпались даже тогда, когда были укреплены досками или жердями (16-2, 16-3, 19-2, 19-3, 19-4), а ямы не были заполнены. В 16-1, 19-2, 19-3, 19-4 материковый песок даже успел заполнить лодки-гробовища ещё до проваливания крышек (если бы ямы были засыпаны, то под тяжестью засыпки крышки полностью провалились бы на костяки).
3) Лодки-гробовища в 16-1, 16-2, 16-3 развалились в стороны, так как вокруг них было пустое пространство. Причем правый борт у всех развалился больше, потому что в эту сторону (на ЮВ) существует естественный уклон. У 19-2 почти весь правый борт вместе с левыми ногой и рукой съехали к югу и вниз, к более глубокому погребению 19-3.

10. Камни. Камни в погребениях использовались не только в обкладках. В погребении 18 камень лежал на дне. В погребении 17-4 камни на дне в ногах и за головой. В 17-1 камень в ногах на крышке лодки, в 14 - на крышке над животом. В 17-2 большой плоский камень из обкладки лежал ровно над головой погребенного поперек могильной ямы. Что касается камней обкладок находившихся над погребениями или в верхах могильных ям, то трудно определить, положены ли они туда намеренно или скатились в результате осыпания стенок ям и разрушения их перекрытий.

11. Погребение 15. Погребение 15 обладает рядом конструктивных особенностей: во-первых, неясные перекрытия могильной ямы зафиксированы только над черепом; во-вторых, лодка не была закрыта крышкой; в-третьих, на груди и черепе лежал крупный камень; в-четвертых, лодка не развалилась в стороны; в-пятых, костяк плохо сохранился по сравнению с другими в этом могильнике. Для того чтобы связать воедино все особенности этого погребения, придется предложить сложную, но имеющую исторические и этнографические аналогии, реконструкцию. Первоначально было совершено "обычное" погребение в лодке-гробовище. Однако через некоторое время - скорее всего, через несколько лет, когда стенки могильной ямы уже начали осыпаться, а крышка начала слегка расслаиваться, - камни обкладки были отодвинуты, могила была вскрыта, крышка лодки снята и захоронена рядом в яме (она зафиксирована как "складчатая" черно-коричневая масса к востоку от лодки). Само погребение было забросано камнями, исключая область ног, и засыпано. Благодаря засыпке форма лодки сохранилась значительно лучше других лодок могильника, а кости сохранились хуже, поскольку не были защищены слоями органики от перекрытий, как в других погребениях.

12. Мужские и женские погребения. По результатам наших раскопок можно говорить о различиях в инвентаре между мужскими и женскими погребениями. Только в мужских погребениях: пары двузубых костяных наконечника дротиков, гарпуны любых типов, рыболовные крючки, «выпрямители древков стрел» из пемзы, заколки с зубчатой головкой. Только в женских погребениях: створки раковин Unio, челюсти оленей, «четырехзубые гребни».